"Папа, забери меня". В Пинске отец борется за свою 6-летнюю дочь, которую изъяли у бывшей жены

 20 июля 2017 в 10:52
 1230

«Ей сказали, что приют — это садик круглосуточный», — рассказывает житель Пинска Руслан Гусейнов о том, как его шестилетней дочери Милане объяснили почему она не с папой. Два месяца назад девочку изъяли у бывшей жены Руслана.

TUT.BY разбирался, почему, несмотря на положительные характеристики отца, ему не разрешили сразу забрать дочь к себе.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

С Русланом Гусейновым мы встречаемся во время обеденного перерыва возле пинского коллегиума иезуитов. Мужчина долгое время был индивидуальным предпринимателем, потом — «неофициальным» безработным. После изъятия девочки ему пришлось устроиться на работу — это одно из обязательных условий возврата дочери. На днях Руслана взял к себе на работу частный предприниматель, который занимается швейным бизнесом.

С женой Руслан Гусейнов прожил в браке около года. После развода, утверждает мужчина, от отцовских обязанностей он не уклонялся: часто навещал дочь, забирал к себе, оплачивал детский садик, страховку, покупал одежду и продукты. Как отметил собеседник, в личную жизнь экс-супруги он не вмешивался, а внешне складывалось впечатление, что женщина занимается воспитанием детей. Их у нее двое. Девочки от разных отцов: старшая — Милана, младшая — Екатерина.

По словам Руслана, единственная претензия к его «бывшей» — это то, что она могла уйти на несколько дней из дома. Однако всегда оставляла детей под присмотром бабушки — своей мамы, с которой живет в одной квартире.

«У меня сердце не выдерживает»

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

4 мая органы опеки изъяли детей у матери. Как указано в документах, женщина недостаточно внимания уделяла воспитанию детей. На первой комиссии по делам несовершеннолетних, на которой присутствовал Руслан, было озвучено, что дети с 2015 года находились в социально опасном положении.

— То, что ее поставили в СОП, мне не было известно. Я приходил (к дочери. — Прим. TUT.BY), но ничего не знал, — объяснил мужчина.

Комиссия по делам несовершеннолетних приняла решение поместить девочек в пинский социально-педагогический центр, а с родителями согласовали план защиты прав и законных интересов детей. Основные требования стандартные: привести жилье в надлежащее состояние, устроиться на работу. Мама от выполнения обязанностей отстранилась, поэтому инициативу взяли на себя папы Екатерины и Миланы.

Руслан привел в порядок квартиру, в которой проживает, стал на учет по безработице в службе занятости населения. На прошлой неделе он выходил на обязательные отработки. При первой возможности отец спешит в СПЦ на встречу с дочерью, приносит бананы, мандарины, сок. Девочка искренне любит отца:

— Она говорит: «Папа, забери меня». У меня сердце не выдерживает. Я сколько раз родителям в приюте говорил, чтобы приходили часто и постоянно. Потому что дети, когда видят, что к ним постоянно приходят, чувствуют себя под защитой. Если кто-то не придет из родителей день или два, у них пропадает настроение, аппетит, — объяснил собеседник.

Руслан не верит в официальную причину изъятия детей и предполагает, что данная мера может быть связана с его политической активностью — он является активистом независимого профсоюза РЭП, а в марте текущего года принял участие в несанкционированном марше нетунеядцев в Пинске, за что получил штраф по статье 23.34 КоАП.

«Мама любит погулять»

Органы опеки «политическую» версию изъятия детей у бывшей супруги Руслана Гусейнова называют абсурдной. Заместитель председателя Пинского горисполкома Марина Ковалевская отметила, что дети находилась в социально опасном положении с 2015 года. При этом, если принимается решение об отобрании ребенка, то статус «обязанного лица» получают оба родителя независимо от того в браке они или в разводе. Так получилось и в случае с Русланом Гусейновым.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

— Он думал, что если он биологический отец, то на комиссии по делам несовершеннолетних мы, располагая фактами, когда в обстановке угрозу жизни и здоровью ребенка отец не предпринял реальных мер по разрешению проблемы, просто должны были сразу отдать ему ребенка. Это граничит с халатностью. Исходя из требований законодательства, ребенка надо отдавать туда, где созданы условия для его содержания и воспитания (…) Мы начали смотреть его жилье, а там квартира была, как складское помещение. Хорошо, он привел жилье в порядок. Посмотрели, нас все устраивает. Однако возникла другая проблема. Спрашиваем, Вы говорите, что постоянно выезжаете за пределы страны по делам, в момент пересечения границы бывает так, что на таможне вы можете стоять не один час — кто будет смотреть за ребенком? Ответ: «У меня большая родня». Хорошо, конкретно, кто будет смотреть за ребенком? Чтобы мы знали, где и с кем будет 6-летний ребенок, не будет ли он опять предоставлен сам себе? Оставьте нам, пожалуйста, контактный телефон. Выясняется, что он будет просить присматривать за девочкой соседку. Она сначала согласилась присматривать за ребенком, уложить спать, но не более. А если ночью что-то случится? Это ведь несовершеннолетняя девочка. В результате она (соседка — TUT.BY) сказала, что не будет в этом участвовать, — сообщила Марина Ковалевская, добавив, что Руслан Гусейнов также официально нигде не работал.

Основанием для отобрания детей стало ненадлежащее исполнение родительских обязанностей их матерью. При этом собеседница подчеркнула, что Руслан Гусейнов был в курсе того, что у органов опеки были претензии к его бывшей супруге и его под подпись ознакомили с декретом о защите интересов детей в неблагополучных семьях.

— Мама любит погулять, — объясняет ситуацию заместитель председателя комиссии по делам несовершеннолетних Пинского горисполкома Татьяна Литвинова, — Если раньше она гуляла одна, и оставляла детей на свою мать, с которой живет в квартире, то потом начала детей с собой брать. Вы понимаете, какая ответственность у педработников, которые осуществляют патронат. (…) Дошло до того, что бабушка уже звонила в органы опеки или тому же Гусейнову. Бабушка уже отказывалась (смотреть за детьми. — Прим. TUT.BY). Говорила, что есть родители — пусть занимаются.

С семьей проводили планомерную работу: навещали по месту жительства, общались с мамой, детей старались оставить в семье. Последней каплей стало обращение жителя города в милицию о том, что на площади Ленина гуляет одна 6-летняя Милана.

— Мама объяснила, что пошла к подружке. Были претензии по санитарным нормам в квартире, но из-за этого никто бы дочерей не изымал. Здесь уже именно существовала реальная угроза жизни и здоровью детей. Потому что мама нас не слышала. После этого случая на комиссии она пообещала, что прислушается и исправится, но потом забрала детей, отключила телефон и пропала. В садике дети не появлялись, до нее никто не мог дозвониться, ее мама не в курсе, где она. Дошло до того, что педагоги ездили по дачам и выясняли, где дети и мама. Одновременно шла работа и с папами. Папа младшего ребенка (Екатерины — Прим. TUT.BY), когда забрали девочку, начал делать все шаги, чтобы вернуть ее: сумму содержания (в СПЦ. — Прим. TUT.BY) оплатил, на работу ходит, характеризуется положительно, по месту жительства — он проживает с матерью — созданы все условия. То есть он готов забрать себе дочь на воспитание. Вопросов нет, — отметила Татьяна Литвинова.

В последний раз специалисты опеки неделю не могли найти маму девочек, чтобы привезти ее на комиссию по делам несовершеннолетних, на которой решалась судьба ее дочерей. Для того, чтобы женщина посетила заседание, органам опеки пришлось обратиться в милицию.

— Мы ее нашли, она пришла на заседание комиссии и только говорила: «Если я устроюсь на работу, вы мне отдадите детей. Но пусть они пока поживут с отцами», — рассказала Марина Ковалевская.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Как подчеркнули в опеке, сейчас никто не мешает Руслану забрать Милану себе домой. Как родитель он выглядит положительно: хорошая характеристика, не состоит на учете в наркологическом диспансере, постоянно навещает дочь в СПЦ, есть родня, которая также сможет участвовать в воспитании девочки. Вопрос передачи ребенка отцу мог бы решиться намного раньше, но, как отмечают в опеке, решение неоднократно откладывалось из-за отсутствия прогресса у папы в устранении причин признания детей нуждающимися в госзащите.

Следующее заседание комиссии по делам несовершеннолетних пройдет через полторы недели. И у Руслана есть все шансы вернуть Милану.

— Мы не будем бояться сделать этот шаг и вернуть [Милану]. По той причине, что у них хорошо налажены детско-родительские отношения. Он хорошо относится к девочке и она к нему тянется. Педагоги приюта отмечают, что она с радостью общается с папой. Тем не менее на протяжении шести месяцев будет сопровождение семьи. В это время их будут навещать специалисты СПЦ и тех служб, которые инициировали направление в комиссию. Через полгода, если вопросов не будет, это сопровождение снимут, — заверила Татьяна Литвинова.

Интересная новость? Поделись с друзьями!

PINSK.EU, новости Пинска

comments powered by Disqus