Папа школьника отсудил 20 рублей компенсации за сообщение в родительском вайбер-чате

 17 октября в 14:41
 7587

В вайбер-чате пятого класса минской школы между родителями учеников возник конфликт. По версии Максима (имена всех героев изменены), Наталья в одном из своих сообщений его прилюдно оскорбила и не извинилась. В итоге отец обратился в суд.

Конфликт, рассказывает Максим, возник еще зимой. Классная предупредила, что в школе будет работать фотограф, и поинтересовалась: не хотят ли мамы и папы поснимать детей. В ответ один из представителей родительского комитета предложил услуги знакомого фотографа.

— Ни количество снимков, ни сумма не оговаривались, — вспоминает события тех дней Максим. — Знакомый пришел, пощелкал и выложил фото на «облако». Я посмотрел, мне не понравились. Решил позвонить, высказать претензии, а также узнать, на каких условиях он работал. Он ответил: «Мое время стоит денег». В итоге родитель, знакомый фотографа, возмутился и написал в общую группу, что я поступил недостойно. Мол, за спиной его проверяю.

Обсуждение, говорит Максим, происходило в чате, где были мамы, папы и классная. Позже собеседники перешли в родительскую группу. Учителя в ней нет.

— Тут уже меня откровенно полили грязью, — продолжает собеседник.

— Как вас оскорбили?

— Один из родителей обозвал меня параноиком и любителем чужого грязного белья, — отвечает Максим. — Извиняться никто не захотел.

Пытаясь уладить конфликт, Максим пошел к классной. Показал скриншоты переписки и попросил разобраться. Беседовала ли педагог с родителями, мужчина не знает, но до весны все было тихо-мирно.

— В третьей четверти родительский комитет собирал по 30 рублей, — возвращается к тем событиям Максим. — После возникшей ситуации я ничего не платил, но в первой и второй четвертях сдавал все исправно. И в общем чате попросил ответственных расписать, сколько денег собрали с начала учебного года, на что их потратили, сколько осталось. В ответ получил, что я «тип, который может залезть туда-то и туда-то». Это было написано в чате с классным руководителем, педагог никак не отреагировала. Хотя, как я считаю, должна была как минимум прервать этот разговор.

Максим прислал в редакцию скриншоты той переписки. С его согласия мы частично публикуем обидевшее его сообщение.

«Значит так, Максим! Как вы „ср…те“ на всех родителей и То, что даже многодетные семьи сдают ту сумму которую поговорили […] Вы тип, который не простудиться (видимо, сработала автозамена. — Прим. TUT.BY) залезть в чужое нижнее белье и там копаться…»

Папа промолчал и, «раз классная не приняла меры», пошел к директору. Она пообещала разобраться.

— Разговор с классной у нее был, — говорит Максим, — Но не более того. Классная осталась нашей классной, даже не получив выговора.

Отца такой исход событий не устроил, и он обратился к директору письменно. Суть полученного ответа Максим излагает так:

— С членами родительского комитета проведена беседа. Что же касается классной, то этот педагог много лет работает в школе. Претензий к ней не было, и администрация не видит необходимости отстранять ее от классного руководства.

Тогда Максим написал заявление в РУВД на Наталью — автора сообщения в общем чате. «При данных обстоятельствах в действиях Н. отсутствует состав административного правонарушения […], так как Н. никаких оскорбительных высказываний не высказывала», — ответили отцу в милиции.

По словам мужчины, в школьном лагере одноклассники начали травлю его сына. В итоге папе пришлось перевести ребенка в другую школу, а на Наталью он подал в суд. Максим уверен, написанные ею слова порочат его честь и достоинство.

«Данное сообщение содержит негативную оценку непосредственно моих личностных качеств с точки зрения соблюдения норм морали и дискредитирует меня в глазах родителей одноклассников моего сына, классного руководителя и учеников, — написал он в исковом заявлении. — Своим сообщением ответчик унизила мое человеческое достоинство, заставила на протяжении длительного периода времени ощущать нравственную боль, испытывать постоянные переживания за будущее моего несовершеннолетнего сына».

К документу он приложил заверенные нотариусом скриншоты переписки из чата.

Максим просит суд обязать Наталью опровергнуть информацию, которую она сообщила в группе. «Путем написания сообщения в чате Viber с тем же составом участников», — указал он в иске. Кроме того, он хочет взыскать с ответчика 151 рубль, которые заплатил нотариусу, а также 500 рублей — компенсацию морального вреда.

— Даже если заплатят меньше, это не так страшно, — объясняет свою позицию отец школьника. — Для меня это, скорее, дело принципа. Оскорблять людей неправильно. Пусть эта ситуация будет примером для других. К тому же меня возмущает позиция школы. По сути, учебное заведение осталось ко всему безучастно.

«Слова, которые я написала, использовала в переносном значении, в кавычках»

Наталья, мама, которая, по мнению Максима, его обидела, считает эту ситуацию бредом. В суд она идет, «чтобы рассказать всю правду». А правда, говорит женщина, такова: сын Максима пришел к ним в класс год назад. Сразу все было нормально.

— Класс у нас дружный, дружат и дети, и родители, — Наталья описывает обстановку в коллективе. — Так случилось, что одна из наших семей оказалась в трудной жизненной ситуации, а мальчик у них умница. Еще в четвертом классе мы стали периодически их поддерживать.

Зимой, когда дети перешли в пятый класс, доброе дело решили возобновить. Покупали мальчишке какие-то вещи, помогали оплатить поездки, в которые ездил класс.

— До этого мы собирали рублей по 15. Эти деньги шли на школу, и их собирала не я, — рассказывает Наталья. — В третьей четверти решили сдать по 30 рублей — это на помощь семье, на школу и поездки.

Деньги несли Наталье.

— С Максимом мы встретились на занятии детей в бассейне, — вспоминает ту ситуацию мама. — До этого я неоднократно писала в чат, просила передать по 30 рублей. Я подошла к нему, он: «Кто вы такая?». Сказал, не считает нужным что-то сдавать и «ср…ть» хотел на то, что мы решили. Я ответила: это ваше право, все будет на вашей совести.

Сообщение Максима, в котором он просит предоставить денежный отчет, Наталью задело.

— Естественно, я написала: на каком основании я буду предоставлять вам отчетность? — чуть сдерживает эмоции она. — Деньги вы мне не сдавали — это раз. Во-вторых, сказали, что вам все равно, что мы решили. Написал он в общем чате, поэтому там я ему и ответила.

— А откуда взялась фраза про белье?

— Это кто-то высказался, когда завязалась история с фотографом, — поясняет Наталья. — Потом ему что-то стали писать и другие родители, но он почему-то зацепился только за мои слова. Почему? Не знаю, может, попала под горячую руку.

Наталья говорит, у нее не было «умысла оскорбить или унизить» Максима.

— Слова, которые я написала, использовала в переносном значении, в кавычках, — озвучивает она свою позицию. — Я передала слова других. Мы посмотрели в толковом словаре. Там слово на «с» объясняется как равнодушие к чему-то. Тут даже оскорбления нет. Слов, что он такой-то, чего-то касаемо его личности, нигде и никогда не говорилось. После звонка из милиции я набрала Максима, спросила, чего он добивается. Он ответил: логического завершения и справедливости. Он якобы спустил бы все «на тормозах», если бы в лагере дети «по режиссуре родителей» не стали плохо относиться к его сыну. Потом он подал на меня в суд, хотя дети нормально относились к его ребенку.

Наталья рассказывает, что конфликты у папы возникали не только с ней, но и с другими родителями. Она не понимает, зачем он пошел решать эти вопросы к классной и директору. Почему хотел, чтобы классную сняли. Зачем забрал сына из школы — ребенок талантливый, хорошо учится.

— Иск вас удивил?

— Да, я считала, и родители меня так воспитывали, что взрослые вопросы люди должны решать между собой, — отвечает мама. — На каком основании он посчитал, что его унизили? Никто его не унижал и не оскорблял. Если бы знала, что он так отреагирует, ничего бы не писала.

Как позже сообщили TUT.BY участники процесса, суд требования истца удовлетворил частично.

«Взыскать с Натальи в пользу Максима компенсацию морального вреда в размере 20 рублей, расходы по оплате государственной пошлины в размере 73 рублей 50 копеек, — сказано в документе. — Максиму в удовлетворении исковых требований к Наталье о защите чести, достоинства — отказать», — говорится в решении.

Решение суда может быть обжаловано.

Интересная новость? Поделись с друзьями!

PINSK.EU, новости Пинска

comments powered by Disqus