Теплоходы на мели

 16 августа 2017 в 13:44
 446

В Беларуси не осталось ни одного регулярного речного маршрута

В прошлом году услугами нашего речного транспорта воспользовались чуть более 90 тысяч человек. Цифра настолько мала, что в структуре пассажирских перевозок она занимает незначительные доли процента. Красноречивый факт: в стране не сохранилось ни одного регулярного речного рейса. Теплоходы, которые раньше курсировали между пунктами А и В, теперь используются разве что в качестве прогулочных, в щадящем режиме доживают трудовой век.

Пинский район, деревня Молодельчицы. Полесье. До мелиорации попасть в эти края было непросто. Весной даже в магазин или в гости к соседу приходилось добираться на лодке. Дороги в деревню не было, зато работали школа и клуб. Сегодня эпицентр сельской жизни — магазин. У входа стоят несколько сельчан. Вспоминают былое. Рассказывают, что когда–то в деревне было многолюдно. Теперь все больше домов пустует:

— Раньше на селе было 200 домашних хозяйств. А теперь осталось 27 вдов, 7 вдовцов, 12 пар. Вот и считайте.

Мария Чугай родилась и выросла здесь. Говорит, уехать из Молодельчиц можно было двумя способами: идти пешком семь километров до Селищей, чтобы сесть на автобус до Пинска, или шагать три километра до пристани на Припяти. Весной выбора и вовсе не оставалось:

— После зимы путь до Селищей так размывало, что пройти было невозможно. Подсыхал он только к середине лета. В это время единственным каналом связи с внешним миром была река. Сельчане на лодках плыли до Припяти, где пересаживались на теплоход. До Пинска ПТ–0169 шел невероятно долго — более четырех часов!

Пассажиров всегда было много. Часто они даже не помещались на двух палубах. В пути дамы обсуждали покупки, болтали обо всем на свете. Мужики травили анекдоты, выпивали, играли в карты. В общем, не поездка — настоящий речной круиз. Еще и подзаработать удавалось:

— Благодаря теплоходу долгое время существовал главный местный промысел — выращивание огурцов. Их растили интересным способом: выкапывали в земле неглубокие прямоугольные ямы и в них высаживали огурцы. Потом растения накрывали стеклянными рамами. У моих родителей было 60 таких рам.

Ночью собранные огурцы грузили на лодки и по канавам везли к теплоходу. В Пинске урожай сдавали на овощебазу. Тем и жили.

В начале 80–х по Припяти начала курсировать «Зарница» — судно на подводных крыльях. Время в пути до Пинска сократилось почти в три раза. Пинчанка Ольга Веренич работала кассиром на «Зарнице». Те годы вспоминает с ностальгией:

— Весной горожане ехали к родителям помогать сажать огороды, летом на сенокос, а осенью — собирать урожай. На выходные ездило много студентов, которые учились в пинских техникумах и училищах. Проезд стоил сущие копейки! Иногда людей набивалось столько, что «Зарница» не могла встать на крылья!

В 1986 году в Молодельчицы проложили асфальтовую дорогу, пустили рейсовый автобус. Пассажиров на речном транспорте с каждым городом становилось все меньше. Протяженность маршрутов постепенно сокращалась и вот сократилась окончательно.

Начальник порта Пинск Владимир Дьякончук в системе водного транспорта работает 40 лет. Он, загибая пальцы, перечисляет причины, почему сегодня регулярные пассажирские перевозки не востребованы:

— Сельских жителей становится меньше. В деревни проложены дороги и ходят рейсовые автобусы. Парк личного автотранспорта увеличился в десятки раз. В общем, пассажиров на речном транспорте стало катастрофически мало. До Качановичей, например, в последнее время продавалось шесть–семь билетов. Пришлось сократить маршрут до Теребня, куда ездило много дачников. Но вскоре и от этого маршрута пришлось отказаться. Мы не можем позволить себе работать в убыток.

Еще несколько лет назад убытки речников перекрывались бюджетной дотацией. Однако ее отменили. Приходится считать каждый рубль, устраняя одну за другой финансовые пробоины. Владимир Дьякончук оперирует цифрами:

— Математика нехитрая. За час теплоход «Пинск» расходует примерно 40 литров солярки. Себестоимость рейса до Теребня — 90 рублей. Если мы перевозим 20 пассажиров, то билет должен стоить хотя бы 4 рубля 50 копеек. Туда–обратно получается девять рублей! Кто будет платить такие деньги, если билет на автобус обойдется почти в три раза дешевле?

В порту решили, что гонять махину, рассчитанную на 240 пассажиров, с загрузкой менее 10 процентов неразумно. Теперь теплоход «Пинск» работает исключительно в качестве прогулочного. Но дачники из Теребня обратились к руководству порта с просьбой вернуть «Пинск» на маршрут. Все же теплоход — транспорт для дачных нужд удобный. На борт можно занести несколько мешков с картошкой, ящики с рассадой, ведра с ягодами. Красота! В плане вместительности автобус и рядом не стоял. Владимир Дьякончук готов к компромиссам:

— Мы предложили такой вариант: пусть люди проведут общее собрание, подсчитают, сколько примерно человек будут пользоваться теплоходом, а мы назовем ориентировочную стоимость билетов. Если цена устроит — с радостью вернем «Пинск» на маршрут. Но пока дело с мертвой точки не сдвинулось. Порт по–прежнему не выполняет ни одного регулярного рейса.

На фоне кризиса речных перевозок набирает обороты водный туризм. Весной предприятие «Днепро–Бугский водный путь» спустило на воду первый отечественный круизный теплоход «Белая Русь». Восьмидневный тур по Припяти стоит недешево: от 350 до 2.300 долларов. Тем не менее спрос — близкий к ажиотажному. Начальник торгово–туристического отдела Лариса Борисевич рассказала: круизы проходят со стопроцентной загрузкой судна. Все билеты на августовские туры тоже раскуплены. На сентябрь осталось буквально несколько свободных мест. Поступают заявки на следующий год.

Примечательно, что интерес к первому белорусскому речному круизу проявляют не только российские турфирмы, но и европейские. В сезоне–2018 пинчане планируют сотрудничать со швейцарскими операторами. Идут переговоры с французами. Лариса Борисевич убеждена: будь в Беларуси еще несколько подобных круизов, они также были бы востребованы. Поэтому специалисты будущее речных пассажирских перевозок связывают именно с развитием туристической отрасли. Спрос есть. Значит, и предложение не заставит себя ждать.

КОММЕНТАРИЙ

Геннадий ЦЕНТЕР, начальник Белорусского речного пароходства:

— Регулярные речные перевозки пассажиров стоят дорого. Спрос на этот вид транспорта низок. Составить конкуренцию наземному автомобильному транспорту сложно. Раньше убытки от регулярных пассажирских перевозок компенсировались бюджетной дотацией, сегодня мы ее не получаем. Значит, нужно повышать стоимость проезда. Это делает речной транспорт и вовсе неконкурентоспособным. Другая серьезная проблема — уровень воды в реках. Например, планировалось, что круизный теплоход «Белая Русь» будет курсировать от Бреста до Мозыря. Но сейчас воды в Припяти мало, поэтому маршрут пришлось сократить до гидроузла «Стахово» в Столинском районе.

Павел Лосич,"СБ"

Интересная новость? Поделись с друзьями!

PINSK.EU, новости Пинска

comments powered by Disqus