Как парень из Пинска стал своим в Милане

 31 мая 2016 в 10:17
 798

Заря «нулевых». Он прилетел из Милана в Минск в красном пальто с такого же цвета меховым воротником. Машина осталась в Италии — пришлось пользоваться общественным транспортом.

Пассажиры шарахались от человека слишком яркой наружности и не понимали, как так вообще можно. Пятнадцать лет спустя на Виталии байка тихих цветов и джинсы спокойного кроя. Уроженец Пинска рассказывал onliner.by о способах стать своим в Италии, белорусской зависти и сале Adidas. Из красного на нем только кроссовки.

В VIP-ложе стадиона «Динамо» соседствовали вице-президент итальянского «Милана» Адриано Галлиани и председатель белорусского БАТЭ Анатолий Капский. На поле играли их команды. В составе борисовской сильно выделялся фактурный парень с несколько медвежьей манерой бега.

— Хороший игрок, — Галлиани повернулся к Капскому. — Надо его подписывать.

Виталия Кутузова продали в «Милан» прямо в перерыве матча. За футболистом следили в течение двух лет и увезли в Италию практически сразу же.

— По-моему, я впервые побывал в Италии, когда играли наши молодежные сборные в городе Эмполи. Я влюбился в эту страну сразу. Наверное, даже мечтал о ней. Грубо говоря, создал идеальный образ, который полюбил, и затем загнал под него реальность. Хорошо, что она не подвела. Мне всегда нравились итальянские песни. Честно, до сих пор могу послушать Gelato al cioccolato в исполнении Pupo. Итальянцы смеются: для них это такой олдскул, что страшно подумать. Это даже не как Кобзон на постсоветском пространстве, это примерно Леонид Утесов.

Мы встречаемся на северной окраине Милана. На выходе с конечной станции метро Sesto Maggio виднеется большая стоянка автобусов, которая упирается в ледовый дворец. Там Виталий занимается хоккеем для фитнеса и души. Тесная раздевалка используется по более-менее любому назначению. На столе лежит доска. На доске нож, рядом остаток зарезанной салями. Из холодильника подмигивают пузатые бутылки пива.

— Видите, какие у нас тут профессионалы? — смеется новоявленный вратарь любительской команды местных ветеранов. — Нельзя сказать, что я начал заниматься хоккеем, потому что во мне проснулся настоящий белорус. Скорее, во мне проснулся спортсмен, которому хочется движения.

Виталий спрашивает, что делают тут дети из БАТЭ. И, получая ответ, что участвуют в социальном проекте «Газпрома» «Футбол для дружбы», понимающе кивает. Затем рассказывает, что тренируется четыре раза в неделю. Говорит, это у него вместо качалки. Хотя как такового четко сформулированного понятия ЗОЖ в Италии нет.

— Я не понимаю, почему в Беларуси хоккей считается национальным видом спорта. Это национальный вид спорта у русских и канадцев, а у нас это просто популярный атрибут. Я люблю называть вещи своими именами. Помню времена, когда ходил на хоккей в Минске и в зале присутствовало только два зрителя. Была такая команда «Тивали». Хотя я рад, что теперь хоккей — это больше, чем вид спорта, и что люди им интересуются.

Попытка закрепиться в «Милане», который на тот момент был футбольным Голливудом, успехом не увенчалась. Белорус на год отправился в Португалию учить жизни молодого Криштиану Роналду. Они соседствовали с будущим супергероем современного футбола.

— Если чего-то хочешь, в любом случае справишься с трудностями. Мне хотелось жить в Италии, оттого уже на восьмой месяц я спокойно разговаривал на местном языке. В Португалии выучил португальский. А когда уехал, потратил какое-то время, чтобы вспомнить итальянский. Кстати, здесь все очень любят русскую речь. Серьезно. Меня, конечно, не просят специально поговорить по-русски. Но итальянцы могут сидеть рядом, слушать, ничего не понимать, но получать кайф от звучания.

При этом они, по большому счету, не представляют себе, что такое Беларусь. У них есть понятие «русский человек». А белорус он или украинец — так глубоко итальянцы не лезут. Но любовь существует на всех уровнях. Здесь, кстати, тоже сильно развит коммунизм. Например, фанаты футбольного клуба «Ливорно» — коммунисты. Представляете, целый сектор коммунистов!

Вернувшись из Португалии, Кутузов начал играть в крепких итальянских командах и по чуть-чуть становиться своим.

— Чтобы адаптироваться в Италии, нужно понимать, что вокруг тебя совершенно другие люди. Их нужно принять, понять и полюбить, освоив местный уклад жизни. Да, здесь все происходит по итальянскому укладу. Навязать что-то свое не получится.

Кутузову не пришлось ничего навязывать. Ему понравились кухня, стиль жизни, стремление к прекрасному, красота в архитектуре и моде, море и хорошая погода.

— Только женщин красивых тут нет. Не знаю почему, но так происходит. Иностранцы приезжают в Минск и говорят, что у нас на перроне в метро просто подиум какой-то. С годами я стал это понимать. Красавицы, которые в Минске ездят на троллейбусах, в Италии есть только в телевизоре. Практически любая более-менее симпатичная девчонка почти сразу же попадает в телевизор.

К тому же красивые итальянки не всегда правильно пользуются своей популярностью. Некоторые теряют голову от частых комплиментов. Красивая белоруска будет вежливо поддерживать с тобой разговор. А итальянка начнет считать себя Софи Лорен и станет показывать высоту своего положения. Хотя всем нам надо ходить по земле ногами. Да, красивая женщина может легко потерять equilibrio — равновесие то есть. После двух разводов я это знаю.

Первый развод Кутузова получился таким, что на какое-то время даже потеснил футбол. О судах между бывшими супругами говорили намного больше, чем о спорте. Примерно в то время в Беларуси возникла широко распространившаяся мысль, что Виталий не появляется на территории страны из-за боязни быть привлеченным за неуплату алиментов.

— Глупости все это. Моей бывшей жене хотелось огласки. Она своей цели добилась. Наверное, были какие-то меркантильные интересы. Хотя получилось, что я выиграл все последовавшие суды. Сейчас у меня есть возможность поиздеваться, но не хочется этого делать.

Когда играешь в футбол, деньги у тебя есть. Речь велась о квартире, алиментах и прочих ценностях. Я предлагал определенную сумму: «Давай стану ее выделять, будешь иметь стабильный доход. Плюс деньги, квартира и машина есть». Но супруга не проанализировала ситуацию. В итоге она теперь должна отдать то, что у меня отсудили на первых слушаниях. Некоторые вещи я хочу забрать на взаимовыгодных условиях. Но по большей части все останется сыну.

Не так давно Кутузов женился в третий раз. Церемония была скромной и закончилась ужином с друзьями. Отец двух сыновей хочет еще детей.

— Я рожден для семьи. Для меня важна женщина. И я всегда старался быть хорошим мужем. Первые две жены были белорусками. Третья — русская, из Москвы.

Кутузов закончил с футболом в 2013 году. Тогда ФИФА приняла решение дисквалифицировать белоруса на три года и шесть месяцев за участие в договорном матче между его «Бари» и «Салернитаной».

Команда Виталия оформила повышение в ранге и в последнем матче не была мотивирована. Тогда и было принято решение помочь ребятам из «Салернитаны». Кутузов говорит, что подобное происходит в футболе довольно часто. Правда, сохранить тайну в тот раз не удалось. Вместе с Виталием дисквалифицировали еще 25 игроков. Белорус не считает себя виноватым и говорит, что, повторись ситуация, поступил бы так же.

— Осадок есть. Но в той истории я ничего изменить не мог. Один тренер говорил мне: «Ты должен играть так, чтобы потом сесть в раздевалке и сказать себе: „Я сделал все возможное!“ Даже если проиграл. Тогда совесть будет чиста». В тот момент я понял: нужно подчинить свою жизнь тому, чтобы сделать что-то хорошо.

Наверное, я исчерпал свой игровой лимит в футболе. Теперь живу в Монце. Это сразу же за кольцевой автодорогой Милана. Директор местного футбольного клуба — мой хороший друг. Пока помогаю ему на общественных началах. Может, если команда станет профессиональной, начну работать функционером.

— Можно спросить вас про деньги, на которые вы сейчас живете?

— Белорусы любят говорить про то, чего у них нет, — про деньги, — смеется Виталий. — Естественно, я экономлю. Тем более есть два сына, которым нужно помогать. Свою машину подарил жене. На двоих нам одной хватит. Сказал ей: «У тебя доход больше, чем у меня, так что забирай авто себе и обслуживай».

Закона о тунеядстве в Италии нет. Хотя я и не особо тунеядец. Работа есть — просто чтобы легализоваться и иметь отчисления в пенсионный фонд. Особого дохода она не приносит. Получаю далеко не футбольную зарплату. Наверное, среднюю по Беларуси — долларов 300. Я президент административного совета компании моего друга. По-другому никак. В Италию не приедешь просто так за работой. Здесь есть квоты на рабочие места. Даже уборщиком устроиться не получится. Можно занимать управляющие должности или приобрести себе компанию, которая на протяжении трех лет стабильно платит здесь налоги.

После истории с дисквалификацией Кутузов серьезно думал о возвращении на родину.

— У меня тут была квартира, которую я долго снимал и называл домом, друзья и любимые вещи. Отрезать все это и уехать мне не хотелось. Я уже привык. Плюс побывал в Беларуси и понял, что выпадаю из общего ритма. Сложно объяснить какие-то эмоции. Просто все друзья и товарищи уже на каких-то своих рельсах. Все несутся и куда-то бегут, а я приезжаю: «Здрасте, Виталик меня зовут». Кажется, в Беларуси я уже чужой. Тем более в той же федерации футбола работают футбольные люди. Так что я решил, что лучше без меня, и вернулся в Италию.

Временами Кутузова зовут на местное телевидение выступить экспертом по футбольной части. В Италии на этом можно зарабатывать. Все, конечно, зависит от масштаба личности, но за разовое выступление в эфире можно получить в районе €200. В этой стране любят футбол. Оттого Кутузова продолжают узнавать.

— Чем дальше я от футбола, тем неожиданнее. Недавно в аэропорту на пункте досмотра, где пассажиров проверяют на взрывчатые вещества, подошел полицейский: «Вы Виталий Кутузов?» — «Да». — «Можно автограф?» — «Конечно».

После 15 лет в Италии Кутузов продолжает называть себя человеком из СССР. А белорусов и итальянцев считает совершено разными людьми.

— В белорусах напрягает желание сделать как можно хуже соседу. Мы почему-то не радуемся за людей. Не знаю, может, в нынешней экономической ситуации это сложно. Но мы завидуем. А это плохо. Итальянцы, если и завидуют, делают это не так остро. Вот, например, человек из Милана говорит: «Ой, какая у тебя машина!» Понятно, что завидует. Но это не белорусское «Вот, блин, какая у него тачка, а мы тут каждый день на работу автобусом ездим».

Итальянцы как-то равнее между собой. Не говорю за всех, но у них меньше понта. Миллионер может ездить на обычной машине. Наверное, это своеобразное взаимоуважение между богатыми и бедными. И они удачно эквилибрируют. У нас этого нет. Как будто если я езжу на Bentley или Ferrari, то могу везде двери ногами открывать. Хотя наличие хорошей машины не означает, что ты хороший человек.

Кстати, недавно был у мамы в Пинске. Виделись со своим первым тренером. Он подарил мне кусок «адидасовского» сала даже. «Адидасовского», потому что с тремя полосками. Великолепное сало. В газетке, все как надо. Я открыл сверток, когда ехал в такси, — водитель чуть с ума не сошел.

Кутузов говорит, что Италию нужно любить, и делает это. Периодически он ходит в «Ла Скала» слушать оперу, четыре раза в неделю играет в хоккей и каждые выходные жарит на домашнем гриле осьминога и прочие приятности.

— А шуба была отличная, — ностальгирует Кутузов, отыскивая свою хоккейную сбрую. — Тогда это было модно и красиво. Я ни о чем не жалею. Сейчас я бы, может, и надел такую. Только не красную и без меха. Наш руководитель Анатолий Капский всегда хорошо относился к моему стремлению к прекрасному. Но тогда сильно удивился и, мягко говоря, спросил, насколько я офигел.

Кутузов легок и весел. Его мало что напрягает. Виталий говорит, что его поменяла не Италия, а жизнь. Бывший нападающий национальной сборной стал одеваться проще. Но в его шкафу, как и у любого итальянца, живет стройнящий костюм, чтобы по праздничному и другим поводам оперативно придать своему владельцу стройный и элегантный вид.

— Чему белорусам нужно поучиться у итальянцев? Нужно больше любить другу друга и ценить то, что есть.

Интересная новость? Поделись с друзьями!

PINSK.EU, новости Пинска

comments powered by Disqus