«Лишние люди». Репортаж о предпринимателях, которые боятся, что их ждет нищета

 20 февраля 2015 в 13:35
 3319

Большой репортаж onliner.by о предпринимателях, работающих на рынках Пинска и о их планах после 1 марта.

Ивану около пятидесяти, он живет в городе Пинске и торгует на местном рынке «Центральный» батарейками, паяльниками, отвертками и прочей мелочовкой. У Ивана небольшая палатка, мельчайший в масштабах страны бизнес. Пока государство ему не мешало и не помогало, не замечало, этот пинчанин и сотни других ИП тихо зарабатывал копейку, чтобы прокормить своих детей. Но с 1 марта, говорит Иван, его жизнь теряет определенность. Из небогатой глубинки, где не услышанные государством предприниматели готовы от обиды едва ли не жечь остатки товаров, — наш фоторепортаж.

* * *

— Если коротко, все очень плохо, — рассказывает предприниматель Сергей, который встречает нас у пинского рынка «Солнечный». — Даже так: наше дело швах.

Солнца над рынком нет, моросит дождь, на въезде болтается табличка с анонсом дней, когда здесь продают поросят. Людей мало, часть роллетов закрыта. В хорошие годы на «Солнечном», который специализируется на стройматериалах, запчастях и трикотаже, было не протолкнуться.

А сейчас между рядов ходят в основном продавцы — понурые женщины и мужчины в возрасте. Они обременены печалью. Их дело подкосила девальвация, а скоро бизнеса не станет вообще. Парламентеры, отправленные на предпринимательский форум и встречу с чиновниками в понедельник, приехали без радостных новостей. Аргументы о том, что получить сертификат на мелкую партию товара в России почти невозможно и что в таком случае партия подорожает на 35—40%, просьбы продлить сроки реализации остатков и тому подобные остались неуслышанными. Форум прошел, а вслед прилетела новость: уже весной за торговлю без документов по техрегламенту ТС будут штрафовать на 9 млн рублей.

— С 1 марта я закрываюсь, мне не надо штрафов. Достать сертификат на продукцию не смогу, — говорит Светлана, которая торгует трикотажем. — В то, что нам продлят срок на продажу остатков, я не верила и не верю. Да и продать из этих остатков ничего нельзя. У людей нет денег! Некоторые вещи уценила в три раза, а покупателей нет все равно.

Нас обступают другие продавцы, они говорят шумно, взволнованно, перебивая друг друга.

— За неделю не продала ни одного товара! Ни одного! Но 2 млн налога — заплати. Миллион за место. А с 1 марта, хоть и нельзя будет остатки продавать, еще 18% НДС с них придется государству отдать. Так нам говорят. Да проще взять все и сжечь, развеять пепел под носом у тех, кто…

— Промышленность на Полесье стала. Трикотажная фабрика в убытках. На судремзаводе и заводе средств малой механизации несладко. Мебель «Пинскдрева» после девальвации покупают слабо. Куда нам идти? Где нас ждут? Для государства мы лишние люди? Просто должны испариться?

И дальше — новые слова, новые люди, которые считают себя обманутыми и брошенными.

— У меня пенсия 1,4 млн. 1 млн за квартиру и коммуналку заплатила. 200 тыс. на таблетки. Как жить? Всех кадровиков в городе обзвонила. Нет работы!

— Зачем это делать с предпринимателями в кризис, когда и так всем тяжело? Зачем плодить безработицу, превращать нас в тунеядцев? У нас давно накрутка 5%, мы не жируем, дайте хоть заработать чуть-чуть!

Обстановка накаляется. Нам становится неловко в кругу этих пожилых людей. Мы можем их только выслушать. Но им этого мало.

* * *

Торговый центр «Москва». На входе красноречивое объявление: теперь здесь готовы сдавать «квадраты» за смешные деньги, по акции — €1 за метр. Но сдавать их некому. Часть мест пустует, народа нет вообще. «А вот там идет проверка — ОБЭП описывает продукцию», — шепчутся в одной точке продавцы.

Похожая ситуация в других местных ТЦ. Скоро они станут безжизненными, будто гигантские мавзолеи.

* * *

Это очевидно: предприниматели боятся. Черта, бога, царя, налоговиков, кадровиков, ОБЭП, людей с большими фотоаппаратами и объективами. «Ипэшников» настолько задергали, что они потеряли веру и в способность властей им помочь, и в возможность объединиться, чтобы отстоять свои интересы.

— Я развелся с женой, на мне двое детей, — на секунду отвлекается от своих батареек предприниматель Иван. — Торгую мелочовкой, беру ее в Минске, но документов никто не дает. Вчера наторговал на 250 тысяч, а на 214 сходил в магазин. Сын взрослый, 18 лет, а дочке 9. Мне надо ее кормить. С 1 марта придется сворачиваться, в Пинске работы нет. Но я готов за работой на край света ехать. В Россию хоть сейчас готов. А как поехать, куда дочку деть? Если честно, я ночами перестал спать. Думаю, думаю, как найти выход. Я реально не знаю, что делать.

Мы идем по рынку «Центральный» и смотрим по сторонам. Везде акции — 30, 40, даже 50 процентов скидки. Предприниматели пытаются успеть продать хоть что-то до 1 марта, но попытки тщетны. Зарплаты в районе в пределах 2—3 млн, у белорусов из глубинки пока просто нет денег, чтобы покупать одежду, даже сильно уцененную.

— Грубо говоря, у меня 130 курток по $100 каждая. Мне надо их продать до начала весны, или я потеряю $13 000, — рассказывает одна из «ипэшниц». — И я их точно потеряю, и придется мне идти или на большую дорогу, или милостыню просить.

— Вот эти тапочки стоят 200 тысяч, а с сертификатом будут стоить 300 как минимум, — показывают на другой торговой точке. — Это если его получится на маленькую партию официально достать. Почему запретили ездить за одеждой с актом закупки? Почему меня делают банкротом?

И вновь нас берут в кольцо. Жестикулируют, кричат…

— Если бы белорусское было лучше, люди не шли бы сразу на базар!

— Сейчас людям надо дешевле, посмотрите, что происходит вокруг. Зачем вы их лишаете рынков?

— Мы не воруем, своих детей кормим, за что с нами так?

Тут кто-то шепнул: вроде бы сюда бежит участковый. Надо расходиться.

…Вдоль торговых рядов, скрипя колесами, катится тележка с кофе. Заснула у пустого бокса собака. Рынок «Центральный», считают люди, доживает последние дни.

— Только здесь работают 500 ИП. А с каждым из них как минимум три человека. То есть 1500 потенциальных безработных только с одного рынка. В Пинске семь рынков и пять ТЦ. А сколько в стране? — говорит наш «экскурсовод» Сергей.

— Но предпринимателям было непросто всегда, и всегда вы говорили, что мелкий бизнес почти уничтожен. Но ведь остались работать! Может, все-таки драматизируете?

— Такой ситуации, как сейчас, не было никогда.

* * *

«Участники форума предлагают: принять во внимание и взять за основу, что если требования технического регламента ТС и выдача сопроводительных документов Таможенного союза не работают на территории стран — участниц сопредельных государств, а также ввиду отсутствия возможности влияния на данную ситуацию со стороны белорусского бизнеса и государства в целом, руководствоваться национальным законодательством», — это цитата из резолюции по итогам форума, проведенного в начале недели «Перспективой».

«Все должны работать в рамках закона, получить сертификаты возможно, Беларусь должна соблюдать международные обязательства», — это ответ чиновников.

Пинский предприниматель Иван, который торгует батарейками и паяльниками, платит налог, воспитывает двоих детей и не хочет превратиться в тунеядца, с цитатами вряд ли знаком. Как и с баталиями в интернете, где его и ему подобных называют «барыгами». Ни он, ни другие полешуки не собираются устраивать акции протеста, так как понимают, что это бесполезно. Сейчас «лишние люди» просто плывут по течению, у них нет плана. Хотя…

У ворот «Центрального» одиноко прохаживается бабушка с коробкой — собирает пожертвования на церковь. У ворот рынка с сумой, будто нищий на паперти, скоро может оказаться и «ипэшник» Иван — он этого не исключает.

Источник - onliner.by

Интересная новость? Поделись с друзьями!

PINSK.EU, новости Пинска

comments powered by Disqus