Последний поход старпома

 19 августа 2015 в 16:00
 2450

Пинск — чуть ли не единственный город в сухопутной Беларуси, непосредственно связанный с морем, точнее с военно-морским флотом бывшей великой страны. У нас можно проследить всю его многолетнюю историю, от ярких победных страниц до горьких трагических потерь.

Именно поэтому многие пинчане связывали и связывают свою жизнь с морским флотом, хотя уже давно здесь нет базы военных моряков.

Не плачь, мы жили жизнью смелой,
Умели храбро умирать, -
Ты на штабной бумаге белой
Об этом сможешь прочитать…

Сегодня мы расскажем об одном известном пинчанине, капитане 2-го ранга, помощнике командира атомного подводно-ракетного крейсера /АПРК/ "Курск" Сергее Дудко, который мужественно принял смерть 12 августа 2000 года при выполнении служебного долга. Его имя стало известно практически каждому пинчанину и далеко за пределами Беларуси.

Что мы тогда знали о Сергее Владимировиче? Кроме того, что его родные живут в городе Пинске, практически ничего. Даже когда средства массовой информации 15 лет назад начали рассказывать о Сергее, у них не было ни одной оригинальной фотографии, поэтому приходилось пользоваться фотографией из личного дела, которое прислало по факсу командование из Видяево.

За прошедшие годы о Сергее и его родных удалось собрать немало информации. Некоторую информацию из собранного архива предлагаем вам:

Отец, Владимир Сазонович Дудко, коренной пинчанин, всю жизнь отдал Северному флоту с 18 лет. Начал служить на дизельной подлодке. Закончил службу военным комендантом посёлка Видяево. Изредка наведывался к родителям в Беларусь. В один из таких приездов ещё довольно юный лейтенант-подводник в матросском клубе познакомился со своей будущей женой - матерью Сергея - Софией Петровной.

Как это часто бывает, молодые люди полюбили друг друга и решили не расставаться больше никогда. София к этому времени заканчивала Пинское медицинское училище, а Владимира после срочной службы направляли в Москву, на курсы младших лейтенантов. После окончания курсов встал выбор ехать на Север или пойти дальше служить на Юг. Трезво взвесив все "за" и "против", молодая, но уже семейная чета, выбрала Север. Как ни крути, а, в основном, более пяти лет там не держат, да и деньжат можно подзаработать.

Свадьбу влюблённые играли буквально перед самым поездом. В суровой жизни подводников нет времени на сантименты. В Североморске и прошла жизнь семьи Дудко. Там родились оба сына: Сергей и младший Алексей.


Родители с маленьким Серёжей. Североморск. 1969 год.

В родной Пинск вернулись переживать тяжёлые времена после того, как Владимир Сазонович перенёс инсульт и был парализован. Умирая, Владимир Сазонович Дудко просил Софию Петровну воспитать достойно Сергея и Алексея.

Здесь он и умер. Похоронен на Посеничском городском кладбище.

Из-за частых болезней на Крайнем Севере, до пяти лет зимой Серёжа жил у бабушки, Дарьи Никитичны Гладун, в деревне Невель Пинского района. Здесь он каждый год, будучи школьником и курсантом военного училища, проводил каникулы, а позже, уже офицером и женатым человеком, свой отпуск. Сергей был человеком весьма скромным и поэтому всегда одевался в гражданское. Как-то в последний его визит тётя Елена Петровна попросила племянника приехать в деревню в офицерской форме: «Пусть бабушке будет приятно за внука перед односельчанами!» Ожидалось, что в этот раз он так и сделает. Но ни Дарье Никитичне, ни жителям деревни Невель не суждено было увидеть хорошо знакомого им парня в офицерском мундире.


Маленький Серёжа с тётей Еленой Петровной Гловацкой. Деревня Невель Пинского района. 1971 год.

Сегодня обыкновенный сельский домик по улице Партизанской в деревне Невель, выкрашенный в жёлтый цвет, в пяти метрах от пограничного перехода, мало отличается от других сельских домов. Сени, кухня, большая и боковая комнаты. В доме идеальный порядок. Шкаф, стол, телевизор, три кровати и ничего лишнего. Вот таким же аккуратным был и Сергей. В доме сохранилась кровать, где спал будущий офицер. После трагедии 2000 года гостей у Дарьи Никитичны стало гораздо меньше. Дочь София с сыном Алексеем уехали в Питер, поближе к Сергею и его детям. У оставшихся в Пинске детей и внуков своих забот прибавилось, да ещё в последнее время сильно приболела дочь Елена, поэтому все к бабушке не так часто приезжают. Но на зиму Елена Петровна свою маму забирает к себе, так всем спокойнее, да и Дарье Никитичне легче.

В деревенском доме сохранилось множество семейных фотографий, просматривая их, улавливаешь удивительное сходство Сергея с дедом Петром. Те же глаза, нос, губы, тот же взгляд.

Вспоминает Дарья Никитична.

— Сергей был мальчиком смышлёным и любознательным. Он хотел знать буквально всё обо всём. Как называется то или иное растение, как зовут комарика и откуда он взялся. Интересовался историей своего рода. Бывало, не ложился спать, пока не пересмотрит все фотографии своих тётей, дедушек и бабушек, не выпросит о них что-нибудь интересное.

Дедушка с бабушкой много уделяли внимание внуку. Он был у них первым. Бабушка даже из колхоза ушла, чтобы больше времени ему уделить, воспитать хорошего человека, от того и пенсия у неё на сегодняшний день небольшая.

Дарья Никитична добавляет.

— Но ничего, хватает. Хлеб и масло в магазине покупаю, молоко у соседей можно взять. Овощи на грядке свои. Раньше кабанчика можно было держать, но теперь уже здоровье не то, а детей и внуков обременять сельскими заботами не хочется.

Многое помнит этот дом в Невеле. В нём до сих пор стоит печка-грубка, которую помогал деду Петру переделывать Сергей. Сохранился собственноручно изготовленный им стульчик для любимой бабушки, которую он называл не иначе, как "бабушка-голубушка". Этот стульчик Дарья Никитична до сих пор хранит для школьного музея, если, конечно, понадобится.

За все эти прошедшие годы, кроме единичных журналистов, бабушку подводника никто не навещал и о внуке не спрашивал.

— О чём сегодня мечтает Дарья Никитична на старости лет?

— Мечтаю всех детей, внуков и правнуков собрать вместе, посмотреть, что они здоровы, всё у них в жизни хорошо, и в тот же день спокойно умереть.

Дарье Никитичне долго не говорили о судьбе внука. Когда молчать стало невозможно, Елена Петровна Гловацкая, сестра Софии Петровны, собралась и поехала в Невель. Мать поначалу обрадовалась дочери, а потом сердце пожилой женщины почувствовало тревогу: «Ты мне, что-то не договариваешь», - пристально посмотрела мать на дочь. Елена Петровна, еле сдерживая слёзы, включила телевизор. Передавали очередное сообщение о «Курске». Теперь Дарья Никитична не только перебирает фотографии маленького Серёжи, но бережно хранит вещи, связанные с её любимым внуком.

София Петровна рассказывает.

— Нет ни дня, ни минуты, нет ни одного события, которое могло бы заставить забыть те годы, когда я была счастлива.

Родился Серёжа в Североморске 27-го февраля 1969 года. Он был наш первенец, желанный любимый ребенок. До полутора лет рос крепышом, стойко переносил жизнь в коммунальных квартирах.

В полтора года мы определили его в детские ясли №2 города Североморска, но посещал он их очень редко, начал часто болеть. Приходилось оставлять его дома одного. Оставался охотно, ждал когда папа придёт на обед, а потом и мама с работы.

Когда после очередного случая заболевания врачи вынесли диагноз «домашний ребёнок», мы его отправили в деревню Невель (Беларусь), к бабушке. Там он жил зимой, а весной мы приезжали в отпуск и так до 5-ти лет. Сначала, с осени пробуем посещать ясли, но не более трех дней и опять заболел. Каждый месяц я летала на несколько дней в Беларусь. Серёже очень нравилось у бабушки, которую он называл не по имени, а Голубушкой.

С самого рождения Сережа был любознательным, его интересовало буквально всё. Вопросы сыпались один за другим. Например: «Почему птицы летают?», «Почему у птиц есть крылья?», «Почему букашки ползают?», «Почему облака на небе идут?»… И так до бесконечности, иногда трудно даже было ответить на вопрос. А иногда я уже просила: «Ты помолчи, а я подумаю».

Все заботы о ребёнке, как и во всех семьях военных, лежали на мне. Папу Серёжа видел редко, так как служба в военной комендатуре это особый режим, а для молодых офицеров особенно. Поэтому вечером я мужу рассказывала, что нового открыла за день в сыне.

Как только Серёжа научился ходить, в 10 месяцев, и говорить, с полутора лет предложениями, любимой игрушкой стала папина фуражка, слова: «Буду, как папа». Очень любил играть с корабликами, солдатиками и ловить магнитных рыбок в ванной.

В пять лет Серёжа читал бегло, считал, кстати научился самостоятельно.

В 1974 году пошел в старшую группу детского сада №47, а потом в детский сад №2 города Североморска, куда я перешла работать с яслей №2.

Рядом с детским садиком находился Дом Пионеров, где были разные секции. Серёжа записался в секцию филателистов. Начал коллекционировать флору и фауну. В дальнейшем это детское увлечение переросло в настоящую любовь к маркам, только поменялась тема. Появился спорт и космос. Эта коллекция хранится у меня и сейчас. Со временем Серёжа и отца привлек, и они занимались этим вдвоем. Когда родился младший брат, собрали ему хронологию марок, тогда они уже были с папой настоящими филателистами, состояли в клубе филателистов.

В семь лет Сережа пошёл в первый класс школы №1 города Североморска. Конечно, среди неподготовленных детей ему было неинтересно на уроках. А поскольку в школу уходил один (мы уходили раньше), всегда прихватывал с собой книгу почитать.

Екатерина Васильевна (так звали первую учительницу) видела это и писала в дневник замечания, а Сергей в ответ говорил: «А почему они так долго считают?».

В первом классе в зимние каникулы нашёл в соседнем гарнизоне спортивную школу и записался в секцию «Лыжные гонки». Потом уже сказал нам. Конечно, было беспокойство, так как ездить было неблизко. Но мы поняли, что ребёнку надо найти применение своей энергии и согласились. Через полгода мнение своё мы изменили, так как Серёжа перестал болеть. Даже когда школу закрывали на карантин по гриппу, Серёжа не болел, а продолжал заниматься в спортивной школе. Проучился Сережа там пять лет. Получил за это время первый взрослый разряд по лыжным гонкам. Школу пришлось оставить, так как отца перевели служить в Видяево.

В шестой класс пошёл в школу гарнизона Видяево. В гарнизоне спортивной школы не было, но Серёжа продолжал заниматься самостоятельно и выступал на всех соревнованиях за школу. Занимался в секции бокса, волейбола. Его увлекали все виды спорта. К моменту окончания школы имел три спортивных разряда.

Из школьных предметов особо любил физику, математику, химию. И не очень любил русский язык, особенно сочинения. Он писал их слишком сухо, без лирических отступлений.

Ему всё давалось очень легко. Не было у нас ни проблем переходного возраста, ни сложностей с учебой. Школу закончил всего с двумя четверками, по службе продвигался быстро: в 30 лет был уже капитаном II ранга. И с Оксаной, будущей женой, тоже все сложилось сразу. Ведь, знаете, они познакомились в шестом классе и с тех пор не расставались. В восьмом классе, помню, уже стояли вдвоем у окна, взявшись за руки. Когда сын был на четвёртом курсе, поженились, а Серёжин выпускной встречали с годовалым Костиком на руках.

Мой сын был очень открытым, весёлым. Был ответственным: не понимал, как можно что-то пообещать и не исполнить. А еще он очень любил море. Вопрос "кем быть?" даже не обсуждался Серёжа с детства видел себя только подводником. В девяностые годы, когда жалованье месяцами задерживали, у него была возможность уехать в Беларусь или получить место в комендатуре, на берегу. Я просила: «Сынок, там же спокойнее...» Но он и слушать не хотел: «Если не служить на лодке, то мне в армии делать нечего...»

Вспоминает о Сергее Дудко профессор ВВМУРЭ им. А.С. Попова капитан 1 ранга Виктор Ковальчук.

— Он был хорошим сыном и хорошим курсантом. Учился почти отлично, был дисциплинированным, как это положено военному, и стал высококлассным специалистом. Память о нём увековечена на мемориальной доске.

Мечтал о военной академии в Санкт-Петербурге, потому-то и нужен ему был тот поход на "Курске" (задания довелось выполнять именно по этому классу субмарин), кстати, последний - в качестве старпома. К этому времени был готов допуск к самостоятельному командованию подлодкой, и уже в сентябре Сергей должен был принять командование в качестве командира. И это в 31 год... Если бы поход 12 августа 2000 года не стал роковым для всего экипажа, то Сергей Дудко был бы самым молодым в истории России командиром атомной подводной лодки.

Воспоминают Сергея Дудко подводники 7 ДиПЛ 1 ФлПЛ Северного флота.

Записал Владимир Зайцев. «А сын подумал, что папа — водитель. Капитан 2-го ранга Сергей Дудко, старший помощник командира «Курска»

-Раньше служил на «Данииле Московском». Был инженером группы акустиков. Ходил на Северный полюс. В свое дело был влюблен. Технику знал в совершенстве. Никто не слышит сигнала, а он слышит! Со второй автономки привез одиннадцать подтвержденных контактов!

Когда назначили старпомом, в кратчайшее время сдал на допуск к самостоятельному управлению кораблем...

Сам видяевский. Отец был у нас начальником комендатуры. Жена Оксана тоже видяевская, работает библиотекарем в школе...

Сколько помним Серёгу, всегда он был тактичен и целеустремлен. С ним никогда у командиров не было никаких проблем. Очень был обязательный. Если что пообещал, то в лепешку расшибется, но выполнит. Так же и с техникой докопается до последнего винтика, но все сделает.

Из служебных характеристик курсанта, а затем и капитана-лейтенанта Сергея Дудко:

— Успеваемость отличная. Принципиален и объективен в суждениях. Самостоятелен. Решителен. Выдержан. Спокоен. Способен уверенно действовать в сложной обстановке. Проявляет упорство в достижении поставленной цели. Трудолюбив. Средний балл по успеваемости 4,51. Неоднократно объявлялся отличником учебы. Ответствен. Общителен. Вежлив, тактичен. Всегда готов оказать помощь товарищам.

Как мы видим, добавить к этому изложенному документу можно лишь то, что к выпуску главстаршина Сергей Дудко был уже старшиной роты. Тем, кто знает специфику курсантской жизни, это говорит о многом!

Уже офицером Сергей принял участие в августе 1994 года в походе атомохода Б-414 под командованием капитана 1-го ранга С. Кузнецова к Северному полюсу, где во внештатной ситуации проявил мужество и высокий профессионализм. Вот как об этом сказано в его аттестации:

...В ходе выполнения боевой задачи проявил отвагу и мужество при возникновении аварийной ситуации в 1-м отсеке из-за короткого замыкания в приборе 66 МГК-500. Действуя быстро и решительно, капитан-лейтенант Дудко предотвратил возгорание и задымленность отсека, устранил аварийную ситуацию, способную привести к тяжелым последствиям.

За совершённый подвиг был награждён медалью «За отличие в воинской службе» II степени.

Приказом Министра обороны Российской Федерации Игоря Сергеева номер 442, от 23 августа 2000 года, за беззаветную преданность воинскому долгу и верность Военной присяге личный состав атомного подводно–ракетного крейсера «Курск» зачислен навечно в списки соединений подводных лодок Северного флота.

В казарме, где находился экипаж «Курска», бережно хранят память о нём.

А в кабинете капитана второго ранга, помощника командира АПРК «Курск» Сергея Дудко, осталось всё так, как было при его жизни, всего лишь добавилось несколько фото.

На боевую службу он ушёл инженером группы, а вернулся уже командиром. Затем были командирские классы, которые окончены с отличием. Начальники разных степеней пророчили Сергею прекрасную карьеру, а товарищи верили в его восходящую звезду, ведь далеко не многие в тридцать лет надевают на плечи погоны капитана 2-го ранга. Однако, наверное более всех верила в будущее Сергея Дудко его жена и верный друг Оксана. История любви Сергея и Оксаны достойна отдельного романа и полнометражного фильма. Как уже было упомянуто немного выше, они вместе учились с шестого класса видяевской средней школы. Но, как вспоминает Оксана, разглядели по настоящему друг друга позднее, где-то к восьмому классу. Это светлое чувство первой влюблённости они пронесут через всю жизнь. Оксана Дудко сильный человек. Внешне она все эти годы продержалась очень хорошо, с собеседниками всегда разговаривала непринуждённо, где-то даже пытаясь улыбаться, только вот глаза да горький привкус на губах не раз выдавали и выдают её внутреннее состояние.

Вспоминает Оксана Дудко, жена Сергея Дудко.

- Учились мы в общем-то не в одном классе, а в параллельных. После школы вместе поехали поступать в Ленинград. Серёжа – в военно-морское училище, а я – в политехнический техникум. За себя я, честно говоря, не слишком волновалась. Волновалась за Серёжу. Знала, если он поступит, я буду как за каменной стеной. Поступили оба. На четвёртом курсе поженились. Затем родился Костя...

Серёже очень повезло с первым командиром. Это был Герой России Кузьмин. Но и выматывался муж тоже. Бывало, придёт вечером со службы и сразу лицом в диван. После окончания офицерских классов места на лодке не было. Кузьмин звал его в Гаджиево к себе, а я отговорила. Зачем Гаджиево, когда нам привычней в родном Видяеве? Согласился. Когда служил на «Данииле Московском», его наградили от Лужкова медалью в честь 850-летия Москвы. Я тогда шутила, что надо еще «900 лет Пинска» и «80 лет Мурманска», и будет полный комплект. Когда предложили старпомом на «Курск», он буквально летал! У нас здесь принято называть экипаж по имени командира: кузьминцы, лячинцы. Я Сергею говорю: представляешь, если станешь командиром, твоих будут именовать дудковцами! Смеялся. Старпомом к Лячину ему комдив предложил. Мишу Коцегуба, бывшего до него старпомом, направили на классы. По-моему, он тогда даже немножко обижен был. А вот получилось, что Сережа жизнь спас Мише...

Увлечения? Прежде всего, рыбалка. Причем рыбалка весенняя, в экстремальных условиях, когда льдины уже ломаются и плавают отдельно друг от друга. Из писателей самый любимый, конечно, Пикуль. Он его всего вдоль и поперек перечитал. Был фанатичным болельщиком футбола. Очень ждал начала Олимпийских игр, чтоб уж всласть поболеть за наших. Не дождался...

Что касается привычек, то Серёжа был большим педантом. Всё у него по полочкам, всё отглажено. Сам иногда шутил, что из него вышел бы хороший интендант. Сын приходит с улицы, сразу вопрос: «Папа дома?» Если папа дома, то сразу погонит мыть грязные кроссовки. Серёжа очень любил детей и все свободное время уделял их воспитанию...

На «Курске» Сергей встретился со своим школьным приятелем Димой Мурачёвым. К этому времени капитан 3-го ранга Мурачёв возглавлял дивизион движения. Несмотря на различие в служебном положении одноклассники сохранили между собой прекрасные отношения. На людях Дима именовал Серёжу, как и положено, по имени-отчеству, ну, а наедине они были, как и прежде, на «ты»...

Рассказывает капитан 2- го ранга Северного флота Виктор Рябинин, как нашли останки Сергея Дудко.

- С самого начала я попросил друзей непосредственно принимавших участие в работах на лодке, сообщить мне, когда найдут останки нашего земляка - белоруса, старшего помощника командира, капитана 2-го ранга Сергея Дудко. Несколько раз информация полученная от офицеров, не подтверждалась. Однажды, когда у подводников центрального поста под загнутой взрывом на 90 градусов трубой перископа обнаружили останки человека, я был почти уверен, что это Серёжа. Как-никак у перископа должны были находится командир или старпом. Оказалось, что я ошибся. Серёжу нашли в воскресенье, 9 декабря, на нижней палубе 2-го отсека /это центральной пост/ и опознали его по золотой цепочке и крестику, который он носил на шее. Серёжа погиб на боевом посту, как настоящий офицер.

Сохранились редкие кадры, где Сергей Дудко ещё живой, это при том, что Сергей сниматься не любил.

Фильм « Памяти Сергея Дудко» (Арт-студия НИЛ, Ирина Маркина).

Одна из многочисленных передач о Сергее Дудко снята белорусской телекомпанией ОНТ.

Сегодня уже точно известно, что весь экипаж АПРК погиб на боевом посту, мужественно приняв смерть. Они настоящие Герои своего Отечества. Вот к таким людям относится и наш земляк, белорус, капитан 2-го ранга, помощник командира АПРК «Курск» Сергей Владимирович Дудко. И об этом нельзя говорить без гордости. Он полностью, практически без остатка, всего себя отдавал службе и, естественно, сильно любил своих детей, жену, мать, родного брата, отца, отдавшего всю жизнь северному флоту, родных и близких. И ко всему остался таким же простым, добрым и внимательным к людям человеком. Сегодня Сергею было бы 46 лет и в своей жизни он много бы достиг, радовался тому, что у матери всё хорошо, повзрослевшим детям, живущей в деревне бабушке...

Но судьба распорядилась иначе и его, к великому сожалению, нет рядом с нами... Закончить данную публикацию хочется четверостишием пинчанина Николая Лавриновича, который выражая свою боль и скорбь в своём поэтическом реквиеме написал.

Витает над «Курском» лишь сумрачный свет,
Не слышно ни криков, ни стона...
Они не вернутся , но в бронзе их след, -
Клянёмся! Всех чтить поимённо.

P.S. Сегодня готова к изданию иллюстративная книга о моряках - подводниках АПРК «Курск». Книга состоит из трёх частей.

  1. Первая часть рассказывает о АПРК «Курск» с первых дней своего существования до последних трагических минут и его экипаже. Предполагаемых версий того, что могло произойти в те ужасные дни.
  2. Вторая - рассказывает о недолгой, но поистине героической жизни капитана второго ранга, помощника командира - Сергея Владимировича Дудко.
  3. <Третья - публикация стихов о моряках-подводниках и АПРК «Курск», простых жителей Беларуси и России, сердца которых в те дни скорбили вместе с нами.

Несмотря на то, что на издание книги не хватает средств, автор-составитель данного издания всё-таки надеется, что к 20-ти летнему трагическому юбилею данная книга будет издана.

В публикации использованы фотографии из личного архива семьи Дудко, Николая Климовича /Верасня/, подготовленные им для книги о подводниках АПРК «Курск» совместно с Павлом Куницким.

Интересная новость? Поделись с друзьями!

PINSK.EU, новости Пинска

comments powered by Disqus